9 декабря 2020 года

Михаил Филяев: «Я люблю говорить людям, что они гениальны»

Психолог Дарья Вагузова поговорила с Михаилом Филяевым на профессиональные и личные темы — об успехе, критике, страхах, мотивации и детских мечтах.

Михаил, у вас есть проект PSY2.0. Как вы добились профессионального успеха?

А почему вы решили, что проект успешен? Как вы измеряете успех?

Вы добились известности!

Это самое плохое, что я сделал! Известность только мешает. Если раньше я мог говорить вещи, противоречащие мировому восприятию каких-либо знаний (например, про коронавирус), то сейчас не могу выйти и сказать, что это все фигня. Я не могу использовать популярность в личных или политических целях. У меня нет на это морального права, потому что за мной стоит целый проект, за который я отвечаю.

А что успех для вас?

Успех – это ощущение того, что я делаю или сделал что-то классное для человечества. Оно может возникнуть от того, что я создал проект, или от того, что я воспитываю ребенка, который будет создавать что-то великолепное.

То есть успех — это не цель и не результат, а состояние?

Конечно. Например, я помогаю человеку, который тяжело болеет и скорее всего не выживет, но он умирает без боли. Цель не достигнута, но для меня это большой успех. Как человек, который занимается делом и бизнесом, я люблю цели и определенные показатели. Но успех — это не цели, это понимание целей. Цель может быть очень абстрактной. Поэтому измерение именно успеха, если говорить о моем успехе, то это ощущения и те достижения, которые я могу внутри себя ощутить и восхититься ими.

«Успех — это не цели, а понимание целей»

Кто для вас авторитет, учитель в вашей профессии?

Я бы вообще слово «авторитет» не использовал, даже слово «учитель» мне не очень нравится. Представь, если олимпийский чемпион научил тебя кататься на велосипеде, а ты на этом велосипеде спас человека и довез его, истекающего кровью, до больницы. Кто важнее: тот, кто научил тебя кататься, или твой внутренний ценностный ряд, который позволил тебе не испугаться, а спасти человека, пожертвовать своими силами, здоровьем и вытащить его с поля боя? Это, конечно, немного философия.

У меня несколько высших образований. Академическое образование очень далеко от того, чему стоит учиться, но, как в любом образовании, все зависит от людей, которые преподают. У меня были разные учителя: Игорь Ниесов, Александр Михайлович Князев, Анастасия Кузнецова — от нее я впервые узнал, что такое гипноз.

Учителем, который дал мне инструменты, открыл меня как психолога, показал мне, каким я могу быть, стал Александр Блинков. В первый же день занятий у него я бросил пить, курить и использовать допинг. Это было 10 лет назад, 21 февраля 2010 года. После обучения у Блинкова я увлекся профессиональной психотерапией. Психотерапией дела, психотерапией действий, психотерапией перемен, то есть той, с помощью которой я мог что-то менять. Потом у меня было еще много учителей, мастеров, которые дали мне знания и техники, стратегии, методики.

Мы, супервизоры и руководители, не учителя, а проводники. Эта метафора показывает суть мышления PSY2.0. Если спросить у Иисуса: «Расскажите, как вы достигли успеха?», вопрос для него будет глупым. Для Иисуса успех — это те люди, которые стали любить, стали счастливыми и позитивными, стали верить и жить по-другому.

Самый ценный совет, который вам когда-либо давали?

В психотерапии не принято давать советы, потому что это будет восприниматься как внушение. Если вы углубитесь в изучение гипноза, то поймете, что когда кто-то дает советы или какое-то напутствие — это внушение, чаще всего закрытое, даже если хорошее. Это не путь человека, а его галлюцинация. Ваш путь — это когда в голове пустота, и вы не следуете чужим рекомендациям. Поэтому я, наверное, даже не могу ответить на этот вопрос. Люди говорят много напутственных и добрых слов, но их нельзя назвать советом.
А если у меня спрашивают совет, то я говорю: «Жги!». То есть живи, жги, в плане «зажигай», гори, взаимодействуй, создавай, двигайся, проживай. Все в этой фразе — «Жги!».

Если у меня спрашивают совет, я говорю: «Жги!»”

Говорят, что в жизни нужно попробовать все. Есть ли вещи, которые вы никогда не попробуете?

Во-первых, это глупо: попробовать все невозможно. Получается, человек пробует, потому что ему так сказали. Героин не надо пробовать не потому что это плохо или хорошо, а потому что это сразу путь на кладбище. Люди, которые так говорят, — идиоты, ведь под словом «все» они подразумевают только то, что попробовали сами. Вот почувствовать все — другое дело. Поэтому я бы переформулировал так: нужно почувствовать то, на что ты способен.

Фраза «попробовать все» — примитивная, они для гопников на улице, для пацанского разговора. Зачем? Что человек выберет: переспать с бомжом на улице или секс с любимым человеком, от которого с ума сходишь? Важно проживать свою жизнь и изучать ее максимально широко.

Есть ли у вас супервизор?

У меня за плечами тысячи часов личной терапии, я их не считаю. Даже когда ко мне подходят наши студенты и выпускники и говорят: «Михаил, а у вас вот эта тема, давайте с вами поработаем», я никогда не отказываю, если вижу, что человек может мне что-то подсказать. Мы постоянно учимся друг у друга, и я всегда открыт. Я могу позвонить Кате Пыхаревой, Ане Серебряковой, Косте Кокорину или Илье Азаренку и сказать: «Что-то меня плющит, не могу понять что. Подскажите, что со мной?». Ребята это сразу чувствуют, и мы проводим сессию. Супервизия — это возможность проработать свои «белые пятна» в жизни и работе.

Если я вижу, что не успешно работаю, сливаюсь, переживаю, не даю результат или мне эмоционально тяжело, то сразу иду на терапию или супервизию. Потому что это мой, в хорошем смысле, бизнес, мое состояние, мой профиль.

Михаил Филяев и Константин Кокорин

Какие мечты детства вам удалось воплотить в жизнь?

В детстве у меня было четыре мечты. Сначала я хотел быть танкистом, но это пока не актуально, на танке я так ни разу и не прокатился.

Потом я хотел летать. Научился на параплане, но уже пару лет не летаю. Раньше ездил в Крым на 3-4 дня к инструктору Сергею Шеленкову. А вот летать без параплана не получается. Я пока только учусь летать и ходить по воде (шутка).

Следующая мечта была полететь в космос — я пока в процессе. Четвертая мечта — быть разведчиком, но она тоже не очень актуальна.

Все актуальные мечты либо сбылись, либо в процессе.

Если бы вы могли приобрести способность супергероя, что бы выбрали и как бы вы ее применили?

Мне хочется сказать, что у меня все есть. Я подразумеваю способность все знать о людях. Благодаря психотерапии и психосоматике я научился понимать, что думают люди и почему они так или иначе реагируют.

Какую способность супергероя? Даже не знаю. Никакую. Может, быть сильным. Настолько сильным, чтобы быть в каком-то смысле бессмертным. Не бояться оружия, войны или чего-то еще, чтобы меня невозможно было убить и я мог помогать людям.

Чего вы боитесь больше всего в жизни?

У меня есть обычные бытовые жизненные страхи. Если я их сейчас озвучу, это значит, что мне надо проработать их на супервизии.

Если бы вы узнали, что вам осталось жить три дня, что бы вы стали делать?

Ничего бы вообще не поменялось. У нас даже есть такое упражнение на «Базовом курсе», когда я ребятам говорю: «Вам остался один день, что поменяется в вашей жизни?». У здорового человека ничего не поменяется. У Иисуса ничего бы не поменялось. Есть какие-то бытовые вещи: я бы выключил газ и электричество, воду бы перекрыл.

Как вы воспринимаете критику в свой адрес?

У нас нет такого понятия, как критика. Если человек критикует, это только его эмоция. А вот работа с обратной связью — важный аспект для специалиста. Разница между критикой и обратной связью в том, что обратная связь — это не эмоция. Обратная связь — это когда я показываю человеку, как мне с ним. Человек, который говорит «мне от тебя вот так», дает обратную связь.

Я могу сказать: «Даша, вот, блин, у тебя очки некрасивые» — это критика. А если я скажу: «Даш, у меня от твоих очков… вспоминаю свою первую любовь, которая носила очки... меня колбасит» — вот это обратная связь. Она позитивная, то есть я это о себе говорю, а ты уже как Даша решаешь, хочешь ты, чтобы мне было комфортно, или не хочешь. Если я для тебя важен, ты очки снимешь, если нет, скажешь «Ну, ладно, колбасит, иди нафиг».

К критике я равнодушен. Если кто-то пишет про меня гадости в интернете и распространяет клевету, тут я реагирую на уровне законодательства. Сначала разговариваем с человеком, обсуждаем, зачем он это сделал, прошу удалить. Если информация ложная, но человек не согласен, — иду в суд.

Какой самый интересный комплимент вам делали?

Мой любимый комплимент — ты гениален. И я его говорю другим людям. Эта фраза даже есть на браслетах, которые мы дарим выпускникам. Она многое раскрывает.

Как вы себя мотивируете? И мотивируете ли вообще?

Никак. Если нет мотивации — не занимайтесь этим делом. Мотивация — признак интереса. Если человеку не хватает мотивации, значит, он занимается не тем, что ему нравится.

«Если у вас нет мотивации — не занимайтесь этим делом»

Вы часто бываете в других странах — какая вам больше всего понравилась?

Я изучаю больше не сами страны, а людей, которые там живут, ментальность, эмоцию, ощущения от города или страны. Есть, конечно, места, где хочется побыть подольше. Дело даже не в том, что где-то нравится, а где-то нет, а в том, мое или не мое. Вообще я очень люблю Россию и Москву.

Как можно отличить хорошего человека от плохого?

Нет плохих и нет хороших людей. Есть, условно, хороший или плохой для вас человек. Все люди хорошие, просто эмоции и действия, которые они совершают, могут по-разному воздействовать на других людей. Поэтому ответ — никак.

Например, американский президент для нас плохой, а для американцев хороший. Российский президент для тех, кто зарабатывает в России, — хороший, а для бедных — плохой. Если отвечать с позиции специалиста, я задаю вопрос: какое ощущение у меня от человека — хорошее или плохое? Как мне рядом с ним — хорошо или плохо? Представим, что человек плохой: например, убивает других людей. Но если вы попадете с ним в разведку или куда-нибудь к фашистам в тыл, тогда с ним становится хорошо и безопасно.

Что помогает вам принять правильное решение в трудных ситуациях?

Однозначно, ощущения. Я иду за интуицией. За внутренним чувством.

Как вы справляетесь со стрессом?

Я ему следую, я с ним взаимодействую, учусь у него, доверяю. Для меня это не больно и не плохо, это говорит мне о том, что я нахожусь в опасности и нужно что-то решать. Это из разряда «Как вы справляетесь с горячей плитой, на которой сидите?». Никак. Я понимаю, что сел не туда, встаю и иду туда, где мне не жарко.

Что доставляет вам удовольствие?

Все, что я делаю.

И напоследок: на какой вопрос вам хотелось бы самому ответить, но вам его никогда не задают?

Наверное, такой: какой ты на самом деле?

Ответ самый простой: обычный. Я — обычный. У меня много ролей и эмоций, я многообразен. Мне нравится моя профессия, потому что я могу быть кем угодно и каким угодно: добрым, злым, хорошим, плохим. Масок море. Даже если посмотреть видео со мной, то в одном я лапочка и зайка, а в другом говорю, что все уроды и все сдохнут. Мне нравится возможность проживать кучу эмоций, жить такой многообразной жизнью, но внутри мне просто хорошо, то есть я — это я. Я обычный, я просто есть.

Назад в блог

Последние публикации в блоге